Вернуть эмигрантов — mission impossible

Вернуть эмигрантов — mission impossible

Тема возвращения эмигрантов давно не является предметом всеобщих обсуждений, заглушенная тянущейся войной, бесконечным политическим кризисом, борьбой с коррупцией и другими, не менее актуальными, проблемами.

Раньше считалось, что люди будут возвращаться сами, когда экономические и социальные условия в их родной стране станут настолько хороши, что не будет смысла находиться за границей. Сейчас — то ли в силу осознания невозможности быстрого экономического роста, то ли в силу других причин — все чаще вместо вопроса «как вернуть сбежавшие умы» можно услышать «а надо ли возвращать». Возможно, это небезосновательно.

Разного рода исследования и опросы показывают: люди реэмигрируют, то есть возвращаются в родную страну, совсем не по тем же причинам, по которым выезжали (выше зарплаты, больше возможностей развития, лучшие условия жизни и т. п.). Center for migration studies, например, называет 4 основных причины/типа возвращения:

  • Достижение цели (например, окончание контракта или времени обучения, ради которого человек выезжал за границу — такое возвращение считается добровольным);
  • Завершение какого-то процесса (причина сходна — например, окончание рабочего контракта, но при этом возвращение уже не добровольное: человек хочет остаться, но, по ряду причин, не может);
  • Неудача (возвращение по собственному желанию, но из-за разного рода неудач — от некомфортных условий труда, культурных или семейных проблем до харрасмента и работорговли);
  • Кризис (вынужденное возвращение из-за политических причин или экологических катастроф).

Иными словами, возвращаются либо люди, которые изначально не собирались оставаться за границей, либо те, у кого там что-то не сложилось.

Согласно интерактивной карте Pew Research Center, основывающейся на статистике ООН, почти 6 миллионов украинцев сейчас живут за границей. 55 % из них — в России, 6,4 % — в США и почти столько же — в Казахстане. Для сравнения, эмигрантов из Польши по всему миру — около 4,7 млн.

Стоит отметить, что количество украинских эмигрантов вполне сопоставимо с количеством эмигрантов из Польши (по официальным данным 42,7 млн украинцев живут в Украине (без учета Крыма) и 38,4 млн поляков — в Польше).

Что также важно, по-прежнему неизвестными остаются данные о том, сколько эмигрантов уезжает навсегда и сколько — на работу в сферах интеллектуального труда. Помимо этого, остается вопрос о том, какую пользу своей родной стране смогут дать эти люди после возвращения. Поляки, например, утверждают, что вернуться назад [психологически] даже труднее, чем выехать изначально. А это значит, что вернувшиеся люди, вероятнее всего, не только не станут приносить какую-либо пользу, но даже могут угнетать своих знакомых и родственников. Помимо прочего, им будет нужна психологическая (а может и социальная, экономическая) поддержка. Таким образом вместо дополнительной пользы общество может получить дополнительную проблему.

По опыту близкой нам Польши, вернуть кого-то домой какими-то действиями, кроме принудительного возвращения, — и вовсе задача практически нереальная. По крайней мере, известными сегодня методами. А вот с теми, кто по тем или иным причинам добровольно снова становится жителем своей родной страны, можно и очень даже нужно работать:

  • поощрять предпринимательство среди тех, кто возвращается по достижению своей цели за границей (речь не о специальных программах для мигрантов, а о возможностях для широкой общественности);
  • политика реинтеграции для тех мигрантов, которым все еще нужен заработок, поскольку они были вынуждены вернуться, не успев заработать нужную им сумму за границей (такие мигранты чаще всего не обладают достаточной самостоятельностью, поэтому им нужна помощь с занятостью на внутреннем рынке; политика реинтеграции должна включать информацию о возможностях рынка труда, программах переподготовки и сертификации навыков, приобретенных за рубежом);
  • психологическая, правовая, социальная помощь для тех мигрантов, которые стали жертвами работорговли, экологических или других катастроф.

Все это крайне необходимо для того, чтобы вернувшиеся смогли «вписаться» и стать полезными для общества, которое когда-то покинули.